«Веном 2»: оживить культовых симбиотов на большом экране

0 0
«Веном 2»: оживить культовых симбиотов на большом экране

Режиссер Энди Серкис рассказывает о процессе воссоздания культовых персонажей.

Веном громко заявил о себе. Знаменитый персонаж из вселенной Человека-паука нежданно-негаданно появился в новом ролике, который показали на презентации PlayStation в этом месяце. И теперь он возвращается на большие экраны в фильме «Веном 2». В продолжении кассового фильма 2018 года Том Харди возвращается к роли Эдди Брока (а также озвучке его инопланетной половины). Эта парочка столкнется с другим культовым героем комиксов в жуткой киноадаптации: Карнажем, еще одним инопланетным симбиотом, а роль его человека, маньяка Клетуса Кэссиди, играет Вуди Харрельсон.

Режиссером их грандиозного противостояния выступил Энди Серкис, которому не впервой вдыхать жизнь и приводить к всемирной известности цифровых персонажей: достаточно вспомнить Голлума из «Властелина колец» или же Цезаря из «Планеты обезьян». Его производственная компания The Imaginarium специализируется на технологиях захвата движения в фильмах, на телевидении и в видеоиграх. Пожалуй, Серкис лучше всех знает, как воссоздать личность Венома в кино и направить актера Тома Харди, чтобы еще сильнее влюбить зрителей в культового персонажа. Об этом мы и поговорили с ним во время нашей беседы (виртуальной) о продолжении успешной первой части.

Вы уже знаете, как работать с образом Венома по первому фильму. Какими вы видели внешний вид и движения персонажа в продолжении?

Первое, что я хотел сделать, как только взялся за работу – показать, насколько сильно отличаются движения Венома и Карнажа. Веном напоминает игрока в американский футбол, скрещенного с 200-килограммовой гориллой, скрещенной с китом-убийцей. На эту мысль наталкивает вся его натура: то, как он нападает, как двигается. Самые наблюдательные зрители заметят, что он стал причинять еще больший ущерб окружению. У него появилась масса. Вы можете наблюдать комплексную работу его мышц. Например, когда он взбирается на здания. Вы видите последствия – его следы, так сказать. На этот раз кажется, что масса стала значительно больше.

А что можете сказать про Карнажа?

Его мы хотели сделать полной противоположностью – он передвигается на четырех лапах, весьма чудаковат, является эдаким олицетворением безумия и шизофрении, с которыми себя отождествляет Кэссиди.  Мы хотели сделать его полной противоположностью, заставить его ходить не только на двух ногах, показать его странность, как проявление извращенного, психотического, своеобразного образа мыслей и чувств Кэсади. В этом вся суть симбиотов. Они отражают внутреннее «Я» носителя.

На подготовительном этапе мы потратили много времени, записывая движения паркурщиков и танцоров. Искали разные манеры движений; как они уклоняются, ведут себя в полете. Продумывали движения его меняющих форму придатков, которые он использует наряду с конечностями, чтобы потом добавить их в анимацию персонажа. Чтобы он напоминал не то скользкого кальмара, не то осьминога. С помощью придатков он может подтягиваться или отталкиваться, они могут служить ему оружием.

Это совершенно другой, страшный соперник. Это, скорее, не стычка двух борцов сумо. Это бой борца сумо против склизкого осьминога.

Том и Вуди подарили свои голоса Веному и Карнажу. Вы использовали технологию речевой модуляции? Какие наставления вы дали актерам, чтобы те смогли лучше вжиться в роль?

Том использовал на съемочной площадке наушник. Перед каждой сценой мы записывали голос Венома. Мы забивались в угол студии и записывали несколько вариантов его реплик, а потом уже выбирали нужный. Затем звукооператор передавал реплики в ухо Тому. Таким образом, мы последовательно воспроизводили сцену через его наушник. А так как в большинстве случаев Веном – это голос в голове персонажа, Том мог импровизировать с поведением Венома.

Вуди же предпочел слушать Карнажа через большие колонки – он ведь персонаж покрупнее. Карнаж высокий, и Вуди хотел ощущать это, а не слушать голос в голове. Однако нужно было сохранить связь между носителем и симбиотом, поэтому они и подарили голоса своим персонажам. Мы использовали прием со сменой высоты тона для голосов Венома и Карнажа.

За последние годы появились какие-нибудь технологии, возможно, созданные специально для Венома, которые упростили связь цифровых персонажей с актерами или съемочной площадкой?

Мы не пользовались технологией захвата движений. Мы хотели воссоздать сцену, где высокий парень, который должен играть Венома, поднимался во весь рост и ударялся о потолок. В этот момент мы хотели проделать один трюк с освещением. Для меня было важнее внедрить этих персонажей в наш мир. Они беспощадны, хоть и похожи на мультяшек – все-таки они герои комиксов. Я должен отдельно отметить двух наших специалистов: Боба Ричардсона – оператора-постановщика, знатока своего дела, трехкратного обладателя Оскара за операторскую работу и спецэффекты. А также Шину Дуггал, главу отдела спецэффектов.

Взять, к примеру, Карнажа – персонажа, который у всех ассоциируется с насыщенным ярко-красным цветом. Важнее всего было верно передать красный цвет. Но нельзя, чтобы насыщенность других цветов в фильме была хуже. Весь фильм в значительной мере пропитан цветами Карнажа. Вы обратите внимание, что в этом фильме цвета более насыщенные.

Никто не станет восхищаться одной лишь реалистичностью компьютерного персонажа, ведь сегодня это уже привычное дело. Хочется, чтобы персонаж ощущался настоящим. Поэтому мы сделали упор на запись живой актерской игры, а не постобработку.

Вам не впервой переносить культового персонажа со страниц на экраны. На вас не давят ожидания зрителей?

Конечно. Зрители такие. Их ожидания очень высокие. Они привязываются к персонажам, каждый воспринимает их по-своему. И они хотят увидеть на экране именно тот образ, что формировался в голове все эти годы. Нужно взять и свести воедино в диаграмме Венна 1000 различных образов персонажа, чтобы получить нужный образ. Мне кажется, нам удалось сохранить черты, за которые любят этих героев.

Помимо этого, есть ряд других вопросов: как далеко мы готовы зайти, каким должен быть уровень насилия или подходит ли фильм для детей. Можно было бы сделать и так. Можно было бы избрать такой путь. Но мы рассказываем истории для широкой аудитории. Думаю, мы прошли в этом направлении так далеко, как только смогли – при этом в фильме нет ничего шокирующего, нет чрезмерной жестокости или необоснованного насилия. Думаю, мы выдержали баланс.

На ваш взгляд, каким качествам Венома стоит уделять особое внимание при работе над персонажем?

Есть два вещи. Это его тело. А также то, что лежит в основании взаимоотношений между Эдди и Веномом. Эдди Брок – настоящий антигерой. У него есть недостатки, он самовлюбленный и эгоистичный. Он часто лжет себе и остальным людям. Приземлившись на эту планету, Веном нашел себе достойную пару. Ему присуща едва ли не наивная честность. Прямодушие. Он не носит масок. Вот почему в образе Венома есть нечто притягательное. Да, он откусывает людям головы, но он же не сам это выбрал: таков его рацион. В какой-то мере нельзя его за это судить.

Возможно, он склонен к ярости, гневу и неоправданному насилию. Но в целом он правдоруб. В нашем фильме в их взаимоотношениях есть комедийный элемент. Они сложные. Немного противоречивые. Но в то же время герои не могут существовать друг без друга. Они даже любят друг друга, любят то, что они дают друг другу. Наша история напоминает сюжет фильма «Зуд седьмого года». Они живут в маленькой квартирке и капают друг другу на мозги. Люди, оказавшиеся взаперти с близкими на время карантина, это поймут. В какой-то момент это переходит все границы, но они-то знают: то, что они дают друг другу, куда важнее того, что они не могут дать.

«Веном 2» выходит в кинотеатрах по всему миру 30 сентября.

Присоединяйтесь к обсуждению

Оставьте комментарий

Сохраняйте вежливость!

Please be kind, considerate, and constructive.

Добавить комментарий

Пожалуйста, введите дату рождения.